1.jpg
ОГРСКАЯ СЕМЬЯ БЛАГОРОДНЫХ ДВОРЯН PDF Печать E-mail
13.11.2012 21:53

В прошлом номере нашей газеты мы поздравили коренную жительницу Огре  Таисию Ивановну Репину ( урожденную Трубецкую). Это фамилия уже знакома нашим читателям, ведь в этом году на протяжении нескольких месяцев мы публиковали  фрагменты из книги Ольги Ветелевой «И дух уныния не даждь ми» о судьбе священника  Николая Трубецкого и страшных годах, проведенных в сталинских лагерях. Эту книгу нашей редакции подарили Дмитрий и Таисия Трубецкие – родственники Николая Трубецкого.  Если углубиться в генеалогическое древо этой большой семьи, то там можно найти  столько событий и жизненных перипетий, что хватит еще не на одну книгу.   Но сейчас, присоединяясь к поздравлениям с юбилеем  Таисии Ивановны, расскажем о ее жизни,  о ее предках. Ведь это не только история одной конкретной  семьи, это история коренных русских Латвии, которых по нынешней истории, будто бы и не существовало.  Наша газета в последующих публикациях хочет сломать исторические стереотипы,  заранее скажем, что наших читателей, ждут захватывающие истории, сопровождаемые уникальными фотографиями – такого города Огре вы еще не видели.  Итак, слово Таисии Репиной ( Трубецкой).

 

ИЗ ДВОРЯН БЕЛОЙ КОСТИ

Моя мама – Милица Васильевна Пыляй родилась в Риге в 1912 году, а отец  Иван Никанорович Трубецкой  в Граверах  Двинского уезда  в том же году.  Я  родилась в Огре в 1937 году в  доме моей бабушки  Александры Федоровны Пыляй  на ул. Берзу 6 ( в том время Берзу 2). В этом же доме в 1942 году родилась моя сестра Анастасия и в 1948 году - брат Дмитрий.  Роды принимала акушерка немецкого происхождения мадам Крюгер. Это была известная врач в Огре, которая принимала роды вплоть до 60-х годов.  С  Огре связана большая часть моей жизни,  моих родителей и родителей моей матери – Милицы Пыляй ( на фото с внучками).

В 1910 году мой дедушка Василий Петрович Пыляй , в то время ревизор  Риго-Орловской железной дороги, к тому же почетный гражданин города Риги ( на фото вверху), получил  земельный участок для дачи  на ул. Берзу 6.  Брат дедушки – Павел Пыляй, получил участок рядом.  Павел  был надворный советник  Рижской почтово-телеграфной конторы. В крепостном акте от 28 января 1911 года записано: «Город Рига, сохраняя за собою не подлежащее давности право прямой собственности,  предоставляет Павлу Пыляй  пользование на правах собственности поземельным участком , расположенным при дачной местности Огерпарк, Икскюльской лесной дачи, обозначенной №...

Ежегодный оброк за земельный участок составлял 50 рублей, при этом можно было построить один жилой дом, стоимостью не менее 3000 рублей и жилой площадью не более 70 кв.м, «выстройка» не должна была превышать 28 футов, т.е. двух этажей.  Причем, строительство должно было быть завершено до 1 сентября 1912   года, позже строится запрещалось. Жилой дом должен был иметь «дачный характер», и ему должны были соответствовать сопутствующие строения.  К сожалению,  наш дом не сохранился, в 80-х годах старые здания на перекресте ул. Калну и Берзу аллеи были снесены и там построили многоэтажные дома.

Когда в 1914 году началась первая мировая война, дедушка Василий с женой  Александрой Федоровной Пыляй и 3 детьми - Лидией, Ольгой и Милицией эвакуируются в Рославль ( вблизи Смоленска).  Это были страшные годы для семьи:   революция 17-го года, смена власти, к тому же в России свирепствовал тиф. От этой болезни умер дедушка Василий Пыляй.  Его сестра -Александра Петровна погибла в 1917 году в Петербурге. Революционным матросам не понравилась ее муфта для рук.  Не менее трагически сложилась судьба  Павла Петровича Пыляй. Он был талантливым инженером - электротехником,   был не только знаком со знаменитым изобретателем радио Александром Поповым, но и слыл его любимым учеником.  Он   был из тех, кто начинал трамвайное движение в Риге, а затем в молодой советской России по указу самого Ленина налаживал выпуск  электро-плугов.

РУССКАЯ ВДОВА ОСНОВАЛА КУРОРТ В ОГРЕ 

В 1920 году правительство Латвии подписало договор о перемирии с РСФСР, тем самым  получив статус  независимой республики.

Бабушка моя - Александра Пыляй, к сожалению,  уже  вдовой возвращается в Латвию с последним эшелоном с двумя дочерьми - Ольгой и Милицией (старшая дочь Лидия умерла от менингита). С ними вместе возвращается друг семьи  Карл Янович Якобсон, по профессии машинист поезда,  которого  хорошо знал  дедушка - Василий Пыляй. Карл Янович не только помог с переездом бабушке, но и в дальнейшей жизни стал верным другом и помощником. 

Хочу отметить, что моя бабушка Александра Федоровна была предприимчивая женщина и она, кстати, не была из дворян.  Она была сиротой, родом  из Петербуга, как и сам дедушка и его братья. Александру воспи-тывала тетя, которая  обсти-рывала одну богатую семью.  Хозяйка тете порекомендовала весьма обеспеченного и образованного жениха для 16-летней племянницы.  Василий Пыляй  был намного старше,  к тому же  любила Александра другого. Даже жить не хотела, когда отдавали замуж против ее воли, но, как говорится, стерпится слюбится... Не знала,  что судьба ей отмерила жить с Василием около 20  лет.

Напомню, что он умер от тифа в в России в 20 годах прошлого века.

Вернувшись в Огре, бабушка обнаружила дом сгоревшим, его надо было отстраивать заново. Надо отдать ей должное, она путем экономии и разных хозяйственных ухищрений, смогла построить не только дом для семьи, но и первой (!) в Огре  в 1927 году (когда еще Огре не имел статус города) смогла открыть пансион под названием «ОГЕР ПАРК».   Александра была хорошей и любезной хозяйкой, клиенты были довольны, хорошо отдохнув, они и на следующий сезон  старались зарезервивать комнаты.  

В основе всего был большой труд,  причем, белье бабушка сама стирала по ночам. Ведь благородной барыне это было не к лицу.  Пансион предлагал в принципе все-то же самое, что и современные дома отдыха, кроме жилья, еще и питание. На лето нанимали повара.  Отдыхающие шли на речку загорать и купаться, наслаждались изуми-тельным хвойным воздухом,  можно было заказать прогулки на лошадях.

В пансионе жили разные люди, среди них были известные рижане.  Пансион состоял из трех зданий - для клиентов, для семьи и было еще хозяйственное здание.  Там жил  Молденхауер Ханц, одинокий немец, работал при пансионе дворником.  Ханц знал несколько языков -  свой немецкий, русский, латышский, был хорошо образован.  Он какое-то время  жил в Китае.   Молденхауер был добродушный, но была у него странность. Он никогда не мылся.  Ходили легенды, что в молодости ему нагадали, что он умрет после мытья. Так и получилось, хотя прожил он долгую жизнь. В 83 года он простудился и  заболел, попал в Огрскую больницу, где его помыли и на 3-й день он умер. Похоронили его на Огрском кладбище. Старожилы Огре  помнили его еще долго, он с 1945 -го года продавал в Огре газеты, сначала  в единственном на то время газетном киоске (около центральной аптеки).  Потом он разносил газеты, многим запомнился его  образ с пышной бородой, с неизменной корзинкой, в которой были газеты.

В 1940 году с приходом советской власти дома  были отняты, но документально не национализированы. Бабушка не получала никакой пенсии, так как считалась«буржуйкой», ведь  владела домами, а муж, как ревизор железной дороги мог предоставить семье даже отдель-ный  спальный вагон в поезде.

 

 

Родные братья дедушки Анастасии Репиной Трубецкой - Павел и Иван Пыляй были незаурядными людьми, навсегда вписавшие свое имя в историю государства Российского. Подробности их судьбы уже не знает ни сама Анастасия, ни другие ее родственники, но нами обнаружена занимательная история создания электроплуга в России.

КАК СОЗДАВАЛИ ПЕРВЫЙ  ЭЛЕКТРОПЛУГ

22 октября 1921 г. на Бутырском хуторе произошло событие, пышно названное официальной советской историографией испытанием электроплуга. На самом деле имел место обычный показушный номер, которыми славилась коммуни-стическая идеология.       

На заре советской власти мечта о применении электричества в сельском хозяйстве была отражена в плане ГОЭЛРО. С подачи технарей вопросом заинтересовался Ленин.

Летом 1920 г. по ходатайству Наркомата земледелия В.И. Ленин подписал декрет об изготовлении электроплугов. К весне 1921 г. предполагалось выпустить 20 комплектов, а через год еще тридцать. В Москве организовали конструкторское бюро во главе с инженером Глаголевым, привлекли ряд видных ученых для консуль-таций. Заказы разместили на наиболее дееспособных заводах страны: петроградских, московских и брянском. Для контроля учредили две особые тройки чрезвычайных уполномоченных - в Петрограде и Москве. Гладко было на бумаге. К этому времени разруха достигла критической величины, многим заводам грозила полная остановка из-за отсутствия топлива, продоволь-ствия, нехватки рабочей силы.

Для привлечения рабочих постановили выделять особые (усиленные) продовольственные пайки и "натуральные премии" (одежду, мануфактуру, обувь и прочие предметы домашнего обихода).

 Ленин был нетерпелив и категорически настаивал на начале электропахотной страды весной 1921г.

Но только в начале сентября на Шушарской ферме под Петроградом, в электросовхозе Петроградского земельного управления, первый отечественный электроплуг был испытан. Это был восьмилемешный плуг двухмашинной системы. Он имел две рамы с навешенными на них корпусами лемехов. Плуг приводился в движение двумя электролебедками, укрепленными на тележках по концам гона. Тележки комплектовались мощными электродвигателями и пускорегули-рующей аппаратурой на 2000 вольт.

Длина борозды составила 200 сажен (более 400 метров). На чудо техники, конечно же, захотел взглянуть вождь мирового пролетариата, и электроплуг доставили в Москву. В самом деле, не везти же из-за этого Ленина в Петроград. Здесь, на Бутырском хуторе, подготовили три поля, на одном из которых (с наиболее тяжелой почвой) и показали советским вождям действие агрегата. На испытаниях вместе с В.И. Лениным присутствовали Н.К. Крупская, М.И. Ульянова, Л.Б. Каменев, М.И. Калинин и прочие важные персоны. После благополучно сошедшего "представления" на Бутырском хуторе доводить электроплуг до ума доверили акционерному обществу "Электросельстрой" во главе с неутомимым Г.М. Кржижановским. Отделом электропахоты руководил инженер Павел Петрович Пыляй, любимый ученик А.С. Попова (изобретателя радио). Испытания проводили на нескольких участках нашей необъятной тогда родины - но везде условия были неблаго-приятные. Отчет "Электросельстроя" за 1924/25 гг. пестрит однотипными замечаниями: "В Тимашеве пахота была прекращена из-за отсутствия тока", "В Шунге пахоту пришлось прекратить из-за недостатка энергии", "В Мургабе недостаток энергии не позволил пустить в работу более одного агрегата одновременно, а с развитием предприятий Туркменхлопка вопрос о получении энергии для электропахоты чрезвычайно осложнится". К тому же во время испытаний электроплуга в Донбассе в 1925 г. трагически погиб инженер П.П. Пыляй.

Но чем же закончилась московская эпопея с много-страдальным электроплугом? Об этом мы можем узнать из письма местного жителя в редакцию газеты "Рабочая Москва", опубликованного в 1926 г.: "Под Москвой, за Бутырской заставой, на земле Бутырского хутора валяются огромные машины. Это электроплуги. Вот уже несколько лет стоят они на земле, совершенно новые, как будто ни разу не бывшие в работе, и постепенно портятся. Обдувает их ветер, поливает дождь, портят прохожие. А хозяина не видно. Чьи они, кому принадлежат, кто их бросил на произвол судьбы - неведомо?"

Спустя много лет власти решили увековечить "исторический" эпизод, и 5 ноября 1968 г. на ул. Руставели (бывшем Бутырском хуторе) был установлен памятник вождю. Почему обошли авторов плуга, непонятно. Да и само событие отметили как-то странно - поставили памятник, к событию непосредственного отношения не имеющий, а лишь зафиксировавший пребывание в данном месте В.И. Ленина. И словно спохватившись, спустя 20 лет, летом 1988 г. рядом установили гранитную композицию, напоминающую борозду. И опять ни полслова об инженерах. Но место, наверное, оказалось несчастливым, потому что бесславная судьба выпала и на долю мемориала. При "демократах" памятник Ленину снесли, оставив лишь пьедестал. Ведь фигура была выполнена из кованой меди, а в Прибалтике хорошо платят за такие вещи. От "борозды" остался непонятный гранитный куб, разрисованный "граффитчиками", который торчит на высокой площадке, вызывая множество недоуменных вопросов. Не найдется ли и ему вскоре место на могиле какого-нибудь воровского "авторитета"? А имен создателей первого советского электроплуга вы не найдете ни в одном путеводителе по Москве.

ИВАН ПЕТРОВИЧ ПЫЛЯЙ

На портале об истории русской армии в Первой мировой войне нами найдены сведения об Иване Петровиче Пыляй. 

Православный. Из крестьян Псковской губ. Общее образование получил в земледельческом училище. В службу вступил 01.08.1886. Окончил СПб пех. юнкерское училище. Подпоручик (ст. 01.09.1888). Поручик (ст. 01.09.1892). Штабс-Капитан (ст. 06.05.1900). Капитан (ст. 06.05.1901). Командовал ротой (01.05.1902-21.07.1906; 17.10.1909-06.05.1910). Участник русско-японской войны 1904-05. Подполковник (пр. 1910; ст. 26.02.1910; за отличие). На 15.05.1913 в том же чине в 1-м стр. полку. Участник мировой войны. На 11.02.1915 в том же чине в 8-м стр. полку. Полковник (пр. 11.02.1915; ст. 05.10.1914; за отлично-усердную службу и труды...). На 01.08.1916 в том же чине и полку. Погиб в бою.

Награды: ордена Св. Анны 3-й ст. с мечами и бантом (1905); Св. Станислава 2-й ст. с мечами (1905); Св. Анны 2-й ст. с мечами (1905); Св. Владимира 4-й ст. (04.04.1913).

 Подготовила Наталия Кетнере, продолжение следует

 

 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

часы на сайт